Краснознаменск, Московская область (41-й км Минского шоссе), Россия
Вячеслав Маковка. Преподаватель сальсы

Гульнара Фатыйхова

— Привет! Представься, пожалуйста.

Здравствуйте! Меня зовут Слава. Ну или Маковка Вячеслав Викторович, если уж целиком.

Гульнара Фатыйхова

— Как давно ты живешь в Краснознаменске?

Классическая история для многих из моего города — переехали с Байконура на стыке конца 80-х и начала 90-х. Семья жила и в «Гейзере», и в коммуналке рядом с «Уютом» (или как теперь его называть?), а потом дали квартиру на Победе, 10. Помню, как еще в процессе постройки этого дома мы ходили туда посмотреть что к чему.

Гульнара Фатыйхова

— Расскажи про школьные годы: какие секции, кружки посещал, как проводил время?

Сам учился во второй школе. Выпуск 2003 года. В начале школьных лет посещал известный наш детский театральный клуб «Ручеек» в ДК. Помню, как с ребятами выступали на сценах в Большом, Малом залах, в библиотеке по улице Победы. Немного пробовал себя в греко-римской борьбе в третьей школе, в 7−8 классах ходил заниматься в секцию по ушу в четвертую школу. До сих пор жалею, что не продолжил, но когда вижу на улице наших ребят — Буркова Сергея и других, то всегда на душе становится теплее от детских воспоминаний. Там же, в четвертой школе, заканчивал курсы ИКТ. Сейчас, конечно, эти школы называются по-другому, но я по старинке — в порядке их постройки. :)

Гульнара Фатыйхова

— Расскажи немного о себе, о семье?

Обычный парень. Как говорят — «не пью, не курю, матом не ругаюсь». Немного романтик, немного философ. На срочной службе изучил азбуку Морзе. Отличная штука, кстати. До сих пор в мире существует огромное количество радиолюбителей, которые вместо ватсапов и скайпов используют «морзянку», и это круто. Верю в людей — возможно профессия обязывает.

О семье — есть замечательная жена и дочка, которой недавно исполнился годик, любимые родители и огромная сальса-тусовка по стране (и за ее пределами), которую можно считать за дальних родственников.

Гульнара Фатыйхова

— Где и кем работаешь?

В одной из московских школ работаю педагогом-психологом и, в целом, моя работа построена вокруг детей и с детьми разных возрастов.

Гульнара Фатыйхова

— У тебя есть хобби?

В общем сальса и стала моим хобби, как ни странно. Ведь я нигде и никогда раньше не танцевал, да и вообще с танцами не пересекался. И даже сейчас подчеркиваю — это хобби, но не работа. Из стандартного еще гитара. В основном бардовские песни, романсы. Из нестандартного — японская флейта сякухати. Иногда играю у озера.

Гульнара Фатыйхова

— Ты один из организаторов клуба сальсы в Краснознаменске. Расскажи когда и как возникла такая идея?

Когда я начал заниматься в 2011 году, то самой большой моей мечтой было просто найти с кем разделить это увлечение в городе. Так как занимался я в Москве и много, то все люди, с которыми я мог обсудить музыку, танцы, вечеринки тоже были в Москве. Это уже потом я узнал, что у нас есть замечательный Игорь Думенко, который «в теме», как говорится. Но судьба нас не свела в тот период. Встречались и другие ребята — единичные случаи. Но либо они танцевали другой стиль, либо не так сильно были увлечены этим, либо просто мы мало пересекались по каким-то причинам. Но в целом я рад был каждому новому знакомому «по интересам». Всех помню и безмерно благодарен. А потом я встретил свою будущую жену — Алену, которая занималась в той же школе, что и я. И жить стало веселее! :)

А в 2013-м году нас нашел Андрей Безруков — основатель и руководитель танцевальной студии «Gravity» и переключил с момента «искать единомышленников» на «создать единомышленников». Сам я об этом даже не думал в подобном ключе. Однако получил одобрение от своих тренеров и решил, что попробуем. Преподавать, кстати, мы стали сразу вдвоем с женой, чему я рад очень. Возможно именно ее веское слово помогло мне согласиться на эту идею.

Гульнара Фатыйхова

— Расскажи про это направление. Что вы танцуете кроме сальсы и в чем особенность этих танцев?

Вообще сальса в переводе с испанского — «соус». И это скорее популярный общепринятый термин, но не название танца. Это парный социальный (!) латиноамериканский танец. Существует несколько стилей:

  • «Касино» (кубано) и выплывающая из него «тимба». Кубинский стиль, который как раз-таки мы танцуем и преподаем;
  • «Нью-Йорк» и выплывающий из него «Лос-Анджелес». Из названия видно, что они были созданы и популяризированы в США. Кстати создатель их, Эдди Торрес, до сих пор здравствует и очень хорошо танцует;
  • Пуэрториканский стиль. В отличие от первых двух он не так популярен в мире в целом, но все-равно очень хорош.

Так как сама структура социального танца — это самый настоящий танцевально-исторический «соус», то в нем намешано еще и множество музыкальных и танцевальных стилей, которые мы тоже изучаем для развития качества нашего танцевания — музыкальности, ритмики, пластики. Тут и афро и кубинская румба (не путать с бальной) и кубинский сон, пачанга и, конечно, реггетон — куда ж без него. Вот и получается — учим один, а танцуем шесть. А то и больше. А как иначе, если из них сальса и строится?

Социальные танцы в целом знакомы любому человеку. Просто может название непривычное. Тут и вальс, и танго/милонга, и хастл, и зук и кизомба/семба и бачаты всякие и даже… хоровод! Бачату мы тоже танцуем — больше продвигаем доминиканский стиль.

Гульнара Фатыйхова

— Что нужно, чтобы научиться танцевать латино?

Фишка любых социальных танцев — очень низкий порог вхождения. Тут не надо быть «прожженным бальником» и с трех лет стоять у станка, чтобы на самом деле «взрывать» танцполы. И это очень хорошо. Это для людей. Но конечно если ты готов работать над техникой и «точить» свои навыки, то это будет выделять тебя из общей массы танцующих — как и в любом деле, в общем. Я никогда не танцевал до этого и большая часть тех, кого я знаю в сальса-тусовке никогда не танцевали, разве что в тайне мечтали об этом. За все эти годы мне встретилось только пара человек, у которых были действительно сложности с освоением танца. В остальном же нужно усердие и ничего больше.

Гульнара Фатыйхова

— Сколько человек было в начале и сколько сейчас занимается у тебя?

Каждый раз наборы разные — бывало доходило и до 30 человек в группе. В среднем же у нас группы по 15−20 человек. Обычно мы ведем несколько групп разных уровней, и когда начинающие подрастают, то мы их переводим выше и открываем новый набор. В целом, чтобы «выйти на танцпол» много времени не требуется, ну, а дальше практика-практика. Кстати из тех людей, у которых вы уже брали интервью, в нашей тусовке замешаны и Артем Цехмистро, и Олег Артамошин, и Юля Ицкова. Наконец в тусовку влился и Дима Павлов.

Гульнара Фатыйхова

— Летом вас часто видно на улицах города. Расскажи, почему вы выходите на улицы и где уже танцевали в городке?

Самым популярным летним местом для сальсатек является Пушкинская набережная рядом с Андреевским мостом. Чего говорить — я и сам впервые увидел, как люди танцуют под открытым небом, и узнал, что такое сальса, именно там. Именно там я отчетливо увидел и две категории людей — одни на танцполе зажигают по полной, вторые мимо проходя останавливаются и смотрят. Танцевать социальные танцы на улице — это традиционно, красиво, эстетично, и тут нечего прятать за стенами какого-нибудь клуба. Если погода позволяет, конечно. Центральная вечеринка Хорватского сальса-феста вообще ежегодно оккупирует главную площадь Ровиня и сотни людей танцуют до утра. Про Гавану я вообще молчу. И, конечно, когда у нас собралась первая группа — мы сразу же решили, что надо выходить на улицу. В этом и прелесть социальных танцев вообще — их можно танцевать где угодно, пусть только играет музыка.

По сложившейся традиции мы танцуем у фонтана рядом с ДДЮТ. Когда была построена сцена у Нового озера, то чаще мы собирались там. Даже пробовали давать открытые уроки для жителей Краснознаменска. Но теперь, увы, — ждем новую подобную площадку.

Еще мы танцевали в «Боулинге» (его владелец видел и помнит, как танцуют в Доминикане и хотел у себя сделать подобную атмосферу), в кафе «Питер» у стадиона «Заря» (его владелец сам сальсеро и тоже знал о чем речь), в кафе «Хорошее», у «Кофе413». Кафе «Старый замок» при предыдущих владельцах тоже несколько лет было для нас основной площадкой на холодное время года.

Хочется сказать особые слова благодарности всем владельцам без исключения. Ведь доподлинно известно, что большой «кэш» социальные танцы кафешкам не приносят. Нигде в мире. Люди приходят чтобы потусить, поговорить о своем или о танцах и потанцевать. Поэтому у любых организаторов всегда большая проблема договориться с площадкой. А тут всегда было очень много, пусть и мимоходом, но поддерживающих нас людей.

Гульнара Фатыйхова

— Как реагируют жители на ваши «опенэйры»?

Сугубо положительно. Крайне редко просят сделать музыку потише. Возможно дело в том, что сальса — музыка легкая, игривая, порой даже очень романтичная или «приджазованная». Не создает ощущения «тяжести», «долбежки». А когда люди под музыку не просто «пьют», то житель превращается в зрителя и даже, возможно, в глубине сердца и соучастника действа — он танцует вместе с нами, хоть и мысленно.

Гульнара Фатыйхова

— Планируются ли такие танцы в этом году? Где?

Конечно! Тепло пришло и мы уже готовимся. Еще немного и мы снова выйдем к фонтану. Традиционно в воскресенье ближе к вечеру. Иногда сальсатеки возникают стихийно и в середине недели, когда ну очень хочется потанцевать после долгого рабочего дня. А когда холодно мы собираемся в студии «Gravity» и танцуем там. Теперь это наша «Casa» («дом» — исп.)

Гульнара Фатыйхова

— Какие школы сальсы ты бы порекомендовал нашим читателям?

Помимо Краснознаменска, из ближайших, я знаю про школы в Одинцово, Наро-Фоминске и Москве, конечно. Но не все готовы после работы в другом городе задерживаться там на тренировку (хотя это хорошо и правильно). Тогда добро пожаловать к нам! В столице, например, более 300 школ, в которых преподают сальсу или то, что они называют «латино». Новые то появляются, то исчезают. Многие недавние воспитанники сальса-школ стремятся открыть что-то свое. Как говорил Джон Коннор: — easy money.

Реально же школ с качественной техникой обучения не так уж много. Но они известные и потом, как говорится, за результат стыдно не будет. Навскидку могу назвать «Mambo Group», «Estilo Cubano», «Boombox», «DRGCentre», «Mamotime», «Escuela de baile Chino» и, конечно, альма-матер большинства сальса-преподавателей и танцоров в России, и меня в том числе — «ArmenyCasa».

Так получилось, что наша школа имеет наиболее крупную сеть филиалов по стране — и в Калининграде, и в Петропавловске-Камчатском есть наши филиалы. А между ними еще 18. Это все люди, которые учились в «ArmenyCasa» и потом транслировали методику и технику обучения у себя в регионах.

Гульнара Фатыйхова

— Выезжаете ли вы на фестивали? Куда? Какая там атмосфера?

Фестивали это неотъемлемая часть тусовки. Во всем мире ежемесячно проходит один-два сальса-феста. Мы и сами организовывали несколько. Самый легендарный это, конечно, «TimbaFest» от нашей школы — крупнейший сальса-фест в России. Проходил в Москве на протяжении последних 5 лет и задал планку эталона фестивалей по нашей тематике. Правда за 5 лет мы подняли ее на такой уровень, что теперь пришлось взять пару лет передышки. Но движуха все равно продолжается. В феврале ездим в Карелию, скоро предстоит поездка на Алтай, потом Анапа, ежегодный летний сальса-остров на Москва-реке, который проходит с палатками, кострами и шашлыками на настоящем острове. А еще Питер, Нижний, Ростов, Новосиб и даже суровый Челябинск. И это не считая Хорватии, Италии, Англии, Германии, Украины, Белоруссии, Китая, Японии, Кубы, США. В общем некоторые люди уже давно планируют отпуска именно с учетом посещения какого-нибудь феста, и это здорово! Ведь куда бы ты не приехал — база танца одинакова. И в Гаване и в Токио люди танцуют идентично. Это как универсальный язык — и с каждым можно потанцевать. А атмосфера? Живая музыка, живые эмоции. В общем то, что человеку в эпоху нашего прогресса в 21 веке жизненно важно.

Гульнара Фатыйхова

— Почему, как считаешь, нашему, русскому человеку так нравятся такие танцы?

Мы близки по духу и эмоциям, по способу их выражения тоже. Кубинцы искренни, открыты, любят подурачиться и в общем как большие дети. За эту атмосферу их и любят в мире. Ведь порой взрослому, заработавшемуся человеку больше всего необходимо «отпустить себя на танцы». Это ведь еще с советского РУДНа пришло к нам — наши ходили на их вечеринки, учились, танцевали. На самом деле только СНГ, в массе своей, как-то обошла тематика соушела (социальных танцев). Людям зачастую нравится смотреть, но страшно выйти на танцпол. Оно и понятно — одно дело поплясать «под пивко», а тут на тебя все смотрят. С другой стороны, люди, научившись танцевать, либо меняют, либо существенно апгрейдят свою систему досуга. Обычные клубы посещают все меньше, а сальса-клубы и вечеринки все больше.

Это когда после тяжелого трудового ты можешь посидеть в хорошем месте с хорошими людьми, переключиться и потанцевать. Студенты и миллионеры, программисты и хирурги, бухгалтера и простые ребята с завода — все собираются в одном месте и их всех объединяет танцпол. Конечно все люди разные, но это настоящий фан.

Во всем мире соушел танцуют давно, долго и умело. В латиноамериканских странах дети смотрят на взрослых, которые просто танцуют и учатся тоже. А у нас все фундаментально — сцена, спорт. А для народа, для людей получается просели. Даже хоп или брейк — да, популярно, но не в паре. Но мы хорошо учимся. Русского танцора сами мэтры кубинцы очень любят. Говорят, мы разбираемся в музыке, чувствуем sabor («вкус"-исп.). Наверное поэтому всему мы близки им. А они нам.

Я очень надеюсь, что удастся реализовать проекты с детскими группами здесь в КЗ или в Москве со старшими школьниками. Мы с другими преподами по всей России уже думаем над этим, над методикой. Сознание детей пластично. Они научатся и им это будет уже знакомо, уже в радость. Это прекрасная терапия от многого, это богатый опыт для социума. И уже для следующего поколения социальные танцы будет гораздо более естественным делом, чем для нас с вами.

Гульнара Фатыйхова

— Спасибо за интересный рассказ. Время традиционного блица о городе. Любимые места в Краснознаменске?

Озера. Оба.

Гульнара Фатыйхова

— Что нужно сделать, чтобы жители становились дружнее, ближе друг к другу?

Открытые уроки по сальсе объединяют. На самом деле просто больше улыбаться и помогать друг другу по мелочам.

Гульнара Фатыйхова

— На какие проблемы в городе стоит обратить внимание местным властям?

Неведомая оранжевая фигня, которая находится у Нового озера. Вот из нее надо сделать центр детско-родительского досуга и спорта. Как и из КГБ-хи.

Гульнара Фатыйхова

— Чего не хватает нашему городу? (давай помечтаем)

Скалодрома.

Гульнара Фатыйхова

— О ком из твоих знакомых, жителей города было бы интересно узнать нашим читателям и почему?

О Сергее Буркове. Он делает дело, которое ему нравится, и делает его хорошо.

Гульнара Фатыйхова

— Как и по каким вопросам с тобой можно связаться?

Я в контакте https://vk.com/keeperlight

Группа в контакте о сальсе в Краснознаменске https://vk.com/armenycasa_krasnoznamensk

Пишите в WhatsApp +7 906 734-87-48

Гульнара Фатыйхова